Одна фотография мо­жет заменить десять тысяч слов — часть 1

Золотое правило фотографа: как можно точнее показать действитель­ность. Он здесь опирается не только лишь на свое чутье и опыт, но и на технические возможности выражения автор­ского замысла. Поясню подробнее свою мысль.

  Если репортер ограничивается лишь созданием протокольного снимка, хроникального документа, не заботясь обла­городить его эстетически, тогда, говоря образно, он как бы стреляет картечью, чтобы быть уверенным, что в сумме его кадров найдется такой, в котором будет воспроизведен кульминационный момент данного события. Тогда его произведе­ния воспринимаются как выполненные автоматическим глазом, вездесущим и в высшей степени «объективным», и при этом личность фотографа в полной сте­пени стирается его аппаратом. Подобный стиль работы требует абсолютного упро­щения техники съемки. Репортеры еже­дневных газет максимально — даже сверх меры – используют лампы-вспыш­ки. Все здесь сводится к тому, чтобы ухватить наиболее типический момент данного эпизода. Снимки, выполненные таким образом, в массе своей не представляют художественной ценности, но имеют то преимущество, что контрастны и легко воспроизводятся даже при дурном качестве газетной бумаги.

Стоит отметить, что многие фотографы и видео операторы в Москве, осуществляя фотосъемку свадьбы в каком-нибудь типичном российском ЗАГСЕ, например, Дмитровском, тоже с успехом пользуются вспышками. Правда, используются в основном уже современные и более качественные модели типа супер навороченной Nikon Speedlight SB-910. Так поступает мой коллега, московский свадебный фотограф Постников Николай.

Но репортер может стремиться запе­чатлеть сколь возможно полнее обста­новку, где происходит действие. Такой фотожурналист своей профессиональной гордостью считает ничего не добавлять к естественному освещению, будь то даже при съемке в темном помещении. Технические сложности, возникающие при подобных съемках, требуют прежде всего малоформатных аппаратов, снаб­женных весьма светосильной оптикой, и обработки негативов дорогими специаль­ными химикатами, которыми невозмож­но пользоваться в условиях лаборатории ежедневной газеты. Однако изображе­ние, полученное таким образом, отли­чается той достоверностью, которую не­возможно достигнуть никаким иным путем.

Все это остро и откровенно пред­стает перед нами в свете окружающей нас действительности с ее требованием давать в прессе злободневную фотоин­формацию, развлекать читателя, клей­мить пороки и язвы современного об­щества. Необходимо осмыслить это и наглядно рассказать обо всем сред­ствами, которыми мы располагаем. У фотографа есть свой язык. Этот язык становится максимально ясным и выра­зительным в фоторепортаже.

жизнь и любовь в фотографиях

Чуткий и внимательный репортер зафиксирует аспекты этой действитель­ности в свете своих внутренних и глубо­ких тенденций прежде даже, чем спустит затвор фотоаппарата. Но в момент, когда он приближается к публике, заяв­ляя словами Гойи: «Это—истина, и та­ковой я ее вижу», перед ним встает внутренний вопрос: а как это опубликовать? Здесь возникает конфликт между точкой зрения автора и прессой, кон­фликт, который перерастает чисто фото­графические вопросы, так как исходит из драматической действительности на­ших дней: большое число репортажей, затрагивающих основные вопросы нашей жизни, считается «оскорблением» обще­ства.

Любой репортер — наемный или «независимый», естественно, связан в ра­боте с политическими и экономическими условиями своей страны. Он снабжает редакцию снимками, использование ко­торых ускользает из-под его контроля и которые могут легко стать орудием пропаганды в руках тех, кто их распро­страняет.

снимок мужчина с ребенком на руке

Обвинять фотографию во лжи так же бесполезно, как если бы обвиняли наши чувства, что они нас обманули. На самом деле наши чувства нас не обманывают; это мы, интерпретируя их, часто оши­баемся в своем толковании. Исключая случаи заведомой фальсификации (до­вольно-таки редкие), фотография точно отображает действительность. И лишь одна изолированная фотография, осве­щающая какой-то из аспектов этой действительности, специально вырванная из числа других да еще в сопровождении тенденциозно написанного к ней текста, может стать мошенничеством помимо воли автора, который и не помышлял, что будет соучастником этой лжи.

один снимок изменивший жизнь

Прославленный американский фото­граф и очень честный человек директор отделения фотографии Нью-Йоркского музея современного искусства Эдуард Стейхен писал: «Одна фотография мо­жет заменить десять тысяч слов при условии, если она будет сопровождаться десятью словами». Это нас заставляет подумать о том, что язык фотографии не может довольствоваться самим собой, что выбор этих десяти слов становится вопросом первостепенной важности.