Анализ истории фотографии часть первая

В открытии светописи Ньепсом и Дагерром был взят много веков казавшийся недостижимым рубеж.

Появилась возможность запечатлевать, останавли­вать мгновения жизни. Правда, получен­ному изображению не хватало не только движения и трехмерности, но еще и многоцветья.

Еще сто лет назад печать фотографий была доступна только очень богатым людям, а сейчас практически  любой фотограф может напечатать снимок даже на холсте, отнести его в багетную  мастерскую в Москве, например в Frame Art. Далее оформить в багет и повесить в красивой рамке на стене. Или в два клика рассказать о ней всему миру закачав в интернет.

 старая фото оформленная в рамку багет

Я, пожалуй, не ошибусь, сказав, что полтора века истории фотографии стали последовательным осуществлением новой мечты. Мечты преодоления трех названных слабостей дагерротипа. Неважно, что статика была побеждена не самой фотографией, а ее детьми — кинематографом и телевидением. Не столь существенно, что плоскостность преодолела чудо-техника — голография. Главное все-таки в том, что фотографичес­кая культура нашла решение стоявших с поры ее рождения проблем. Овладение цветом — долгая и славная история в фототворчестве. Интересу­ющихся ее подробностями могу отослать к трудам, подобных тем, что представлены на русском языке П. Поллаком, А. Хеджкоу и др. Важно знать, что мечта о цвете возникла на другой день после фиксации изображения. Уже в 1861 году Джеймс Кларк Максвелл спроецировал на экран изображение трехцветной ткани — «шотландки», наложив один цвет на другой.

старая фотография

Однако в первые сто лет существования светописи цвет ей давался неимоверным напряжением сил, был связан с использо­ванием сложной, недоступной большинству фотографов, дорогостоящей технологии. Поэтому мастера ранней цветной фотографии, такие как Прокудин-Горский, вызывают у потомков огромное уважение не только за их творческую изобретатель­ность, талант, но еще и за терпение и кропотливый труд.

Но мы, слава Богу, живем в конце XX века, когда в результате достижений гигантов фотохимии «Кодака», «Агфы», «Фуджи» на разных континентах — в Америке, Европе, Азии — работать в цвете стало сравни­тельно просто и недорого.

Я написал эту фразу и почувствовал необходимость сделать примечание, относящееся к нашей стране и нашему времени. Сегодня, увы, у нас стало непомерно дорого заниматься не только что цветной, но и самой обыкновен­ной черно-белой фотографией. Хочу процитировать письмо в редакцию одного из авторов, участника более 80 междуна­родных выставок, имевшего персональную экспозицию в Испании: «Снимаю только на черно-белую пленку, но в основном это связано с финансовыми проблемами. Тонирование изображения в позитивном процессе каким-то образом уменьшает желание делать  цветные фото». Грустно, конечно, читать подобные исповеди. Но ничего не поделаешь. Тем большее уважение вызывают у меня фотографы-энтузиасты, которые преодолевают все трудности в своей верности цвету. Справедливости ради замечу, что и в советские 80-е годы, когда занятие черно-белой съемкой было доступно, без всяких преувеличений, каждому встречному, цветная фотография была намного сложнее и дороже. Так что отставание от большинства развитых европейских стран в этом деле у нас имеет уже немалый «стаж».